Метки

Пьер Берже – легенда фэшн индустрии, бизнесмен, перевернувший структуры модного рынка. Создатель синдиката прет-а-порте, Французского института моды и, конечно же, дома Yves Saint-Laurent. В создании и работе дома он играл и продолжает играть роль ничуть не меньшую, чем великий кутюрье.

Об их отношениях было сказано и написано немало. Но мода вещь сложная, а художники всегда неоднозначны. Говорить же о Берже стоит, прежде всего, как о гениальном бизнесмене. Вашему вниманию сегодня, я представляю выдержки из встречи Пьера Берже (президента l’Institut Français de la Mode) со студентами его института. Разговор шел о моде в целом, о том, что поменялось за последние десятилетия, Берже делился своими мыслями и давал советы.

В связи с тем, что, к сожалению, мой диктофон сделал катастрофически плохую запись, вам придётся довольствоваться моим пересказом, а не подробной расшифровкой текста и ее переводом. Но что ж, мои извинения. Из встречи с Пьером Берже:

В 1961 году был основан дом Ив Сен Лоран, его открытие было большим риском, как для Ива, только начинавшего свою карьеру и выигравшего первые конкурсы, сделавшего несколько коллекций для Диор и едва получившего какое-то имя.  Так и для Берже, приехавшего из Ля Рошель в Париж с мечтой стать писателем. Чем руководствовался Берже решая идти в ва-банк? Конечно же: талантом Ива, верой в него, себя, возможно, какими-то теплыми чувствами. Но прежде всего пониманием того, что на фэшн рынке осталась пара-тройка старых затухающих домов моды, и нужна новая кровь. А если стать этой новой кровью, то дело может выгореть, и деньги придут. В 1962 году вышла первая коллекция от YSL.

За все два часа разговора, единственным вопросом из аудитории, который сумел вывести Берже из себя, был монолог о том, как сейчас для создания своего бренда важны деньги, что ничего без них не сделать и творчество само не имеет значения. На что Берже высказал весьма простой противоречащий довод: «Когда я открывал Ив Сен Лоран, у меня не было ни су. Ваша проблема в том, что одно евро для вас не деньги, а для меня тогда это были деньги. Я всегда считал, что каждая сумма – это уже большие деньги.  Их нужно беречь и не распыляться, потому что на самом деле большое дело можно открыть при малых финансовых затратах».

Главной концепцией дома YSL становиться диалог художника с женщиной. Искусство прекращает подчиняться частным фантазмам, оно начинает одевать женщин. Поменялась эпоха, интересы, вместе с тем пришло время менять и моду. Сознательно было принято решение убивать высокую моду. Как попытка перейти от гольной эстетики к работе с социумом, появилось préte-â-porter. Одежда, которая, хоть и была дорогой, но все же была ближе к народу. «Эпоха – это мода!» И всё что делается должно быть максимально современно, оно должно продаваться. Безусловно, в работе дома была очень сильна рука Берже, бизнес структура. Однако, как выразился Пьер Берже «Я никогда не заходил к Иву и не говорил: «Убери кружево, это было модно в прошлом сезоне и может не продаться»». Творчества Ив Сен Лорана, его гений, всегда оставался на первом месте. А вопрос о том, на сколько, сильно Берже контролировал своего бизнес партнера обсуждался многими авторами и, в общем-то, не наше с вами дело.

Вопреки всему они начали создавать «одежду для завода» и дело пошло. Да, это был не масс маркет в нашем понимании, но это были и не  вручную расшитые наряды.

Главным плюсом моды их эпохи, по мнению Берже, был тот факт, что одежда на подиуме, на фотографиях, в спец проектах и на улице была одна и та же. Она изначально создавалась носибельно и спускалась с подиума на улицу. В отличие от сегодняшнего дня, когда всё чаще и чаще для подиума создаются абсолютно фантастические одежды, которые едва ли кто-то отважится надеть.

Реклама