Метки

Впервые решилась порассуждать ни о том, что понравилось, а о том, что НЕ понравилось. Сегодня совершила небольшое путешествие на «Парижский книжный салон» (Salon du livre). Целью этого похода было посещение московского стенда и одной призентации, которая меня заинтриговала. Московский книжный стенд пиарился в интернетах со страшной силой, может быть ввиду дивного интереса к российской действительности на Западе  в последнее время. А презентация была посвящена книге «Магия русского стиля, Сергей Дягилев, влияния балетов на моду», пропустить книгу на такой сюжет, вышедшую на российский рынок я не могла по двум причинам: во-первых, что-то по истории моды вышло на российский рынок, а во-вторых, этот сюжет очень близок моим научным изысканиям, а значит знаком не по наслышке.

Книгу представлял «известный в узких кругах» художник и, что не мало важно, театральный художник, оформляющий на данный момент спектакли по мотивам дягелевских в Париже, и работающий с Большим театром, Павел Каплевич. Приятный, достаточно простой и открытый дяденька (простите мне выбор этого достаточно фамильярного определения, но он и правда очень приятное впечатление производит).

Достав из сумки шапки мономаха, созданные в мастерских Большого, он повел свой рассказ. Рассказ был о Дягилеве, очень скомканый и отрывочный. Основная мысль, что-то вроде «ах какой же гений, наш Дягилев, как мир изменил!». Безусловно, публика в зале врят ли была особо осведомлена о Дягилеве, и скорее всего, рассказ был кому-то интересен. Я же, по ходу разговора все сильнее задавалась вопросом «а книга-то о чем?». Примеры влияний русского стиля на западную моду меня признаться шокировали своей притянутостью, что называется «за уши». Ну согласитесь, когда вам показывают арлекинистические костюмы из балета, а рядом Фрэди Меркури в обтягивающем костюме в клетку и говорят, что он впечатлился русскими сезонами, это как-то странно. Сосед шепчет в ухо «а Меркури вообще знал где ваша Россия-то и кто такой Дягилев?». Вот и я-то думаю, а может всё-таки арлекинистичные мотивы это комеди дель арте, а потом уже русские сезоны. Да и комеди дель арте по известнее будет со всеми их Пьеро и Арлекинами.

Рассказ движется дальше, а мне все страннее становиться, вроде если человек представляет книгу, наверно он ее автор, но с другой стороны, отчетливо чувствуется, что как художник, театровед он знает много, но о моде почти ничего. О чем же увесистая книга, лежащая на столе, так и не ясно. И вот приходит время вопросов, и я, как положено ложке дегтя, задаю свой убойный вопрос:

— А ваша книга-то о чём?

И получаю не менее убойный ответ:

— А это вообще не моя книга.

Серьезные вопросы о том на какую публику она расчитана, нужны ли такие книги российскому книжному рынку и т.п. сразу отпали. Остался один вопрос «а причем здесь Вы?», но я решила его все-таки попридержать и отправилась листать книгу.

Большая, красивая, глянцевая, с кучей картинок, но информативно дико пустая. Книга из тех, что называется «обо всем и ни о чем». В ней замешены проявления и влияния русского стиля начиная, если мне не изменяет память, с петровских времен и по сей день. И вот вам, пожалуйста: раздел «шуба», пара абзацев текста и море картинок всех мастей. И т.д. и т.п. чертова куча разделов, в кождом по паре абзацев текста и куча картинок. Вот и спрашивается, а зачем вообще все это? Информация-то где? Или это так альбом иллюстраций на тему? В общем узнавать сколько это чудовище стоит я уж не стала, решила поберечь нервы. А тем времинем наш спикер активно советовал всем почитать Васильева, что бы узнать побольше о русской эмиграции в Париже. Товарищи, да хватит его уже всем советовать!(Без обид Александр) Не уж-то больше почитать нечего?

Реклама