Метки

, , , , ,

Написала я вот на прошлой неделе статью о влияниях французской моды на русскую в начале века девятнадцатого для одного издания о, но она, так уж вышло, опубликована не будет. И вот я подумала, ну грех добру пропадать, поделюсь с вами, вдруг кому-то интересно.

Французская мода, культура и идеи берутся за образец русским аристократическим обществом уже с середины 18го века. Наши аристократы читали французских классиков, выписывали французские журналы, говорили на французском порой лучше чем на родном языке и конечно же, одевались по французской моде.  И если благодаря английским преобразованиям мужского костюма в это время мужской образ был уже весьма сдержан и менялся мало, то для русских аристократок Франция в первой половине 19 века оставалась буквально единственным ориентиром в мире прекрасного.

Радикальные изменения французской моды произошли вместе с революцией 1789 года.  В первые годы после падения старого режима, новые руководители, пытаясь отказаться от всего, связанного со старой французской аристократией, очень много усилий потратили на изменение костюма и моды. Из всех преобразований моды этого времени, самым устойчивым оказалось женское платье. После революции в моду вошло белое хлопковое платье – рубашка. Стало же оно символом элегантности при Наполеоне.

Именно Наполеон вводит в моду имперский стиль, построенный на образах античности и имперского Рима. Женщины теперь – подобие античных статуй, в легких белых платьях-туниках с высокой талией и с глубоким декольте. Такие платья стали символом величая и простоты, символом империи Наполеона.

Новое платье должно было максимально подчеркивать линии тела, а потому шилось из очень легких, часто полупрозрачных материалов: батиста, тафты, перкеля, крепа и кисеи. Носили такие платья с минимумом нижнего белья и сильно облегченным корсетом. Не сложно представить, что даже для европейских зим такие наряды были очень рискованным выбором.

Не смотря на более суровые погодные условия, Россия очень быстро переняла французскую моду. Немало юных петербургских аристократок погибло от воспаления легких из-за желания одеваться по моде. Однако, благодаря, петербургскому климату появилась масса чисто русских вариаций французского костюма. Платья «à la russe » нередко декорировались мехом и почти всегда носились с шалью. Шаль как аксессуар вошла в моду и во Франции этого времени. Из своего египетского похода Наполеон привез Жезефине в подарок несколько кашмирских шалей (шали сотканные из пуха особых тибетских коз, экспортируемые из индийской провинции Кашмир). Легкие и очень теплые, с яркими экзотическими рисунками, великолепного качества они быстро стали предметом желания всех французских аристократок.

Стоили эти шали очень дорого и изготавливались чаще всего на заказ, так как требовали постоянной работы трех человек в течение 18и месяцев. Их экспорт был налажен, прежде всего, Ост-Индской торговой компанией. Отток крупных сумм в сторону Англии (Англия на тот момент была еще и самой передовой страной в производстве текстиля) сподвиг Наполеона на стимулирование французской текстильной промышленности, прежде всего в Лионе и Альзасе. Кашмирские шали, и покупка английских тканей были запрещены (запреты эти впрочем, неплохо провоцировали рост контрабанды). Шали изготавливаемые на лионских мануфактурах стоили дешевле, но и ткались из смеси шелка, хлопка и шерсти, что делало их на порядок тяжелее и куда менее теплыми. Однако, лионским производителям удавалось окрашивать шали и создавать рисунки максимально близкие индийским орнаментам. Шали эти пользовались достаточно большим успехом, но все же уступали по популярности своим индийским прототипам.

В Россию шали ввозились из Франции и с Востока, позволить себе закутаться в русскую шаль могли лишь барышни не очень дворянского происхождения. Мода на все французское оставалась практически повсеместной в аристократических кругах как до войны, так и, что может показаться удивительным, во время войны. Легкие платья-туники продержались в российской моде до 1822-1823 годов. Общее же копирование всего французского пошло на спад после войны и существенно охладело в 1830е годы с существенным ростом популярности движения «славянофилов» и изменением общих политических настроений. Так что в холодные русские зимы 1810х годов нашим модницам ничего не оставалось, кроме как кутаться поплотнее в шали в холодных бальных залах и накидывать тулуп, садясь в карету.

Реклама